Достопримечательности
Предложения для туристов
Сфера услуг
Отдых на селе
Туристические маршруты
Путешествуем по Тамбовщине
TOP 10 Туристских объектов
Народные промыслы и сувениры
Образование в туризме
Бизнес-идеи
Печатная продукция
Предложения для инвесторов
Туристско-информационные центры
Наши партнеры
Карта Тамбовской области
Веб-камеры
Конкурсы
Отдых в Крыму
КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ - 2017ВИДЕОГАЛЕРЕЯФОТОГАЛЕРЕЯНОРМАТИВНО - ПРАВОВАЯ БАЗАРЕКЛАМНО - ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТУРЫКОНТАКТЫ

Уметский район

Усадьба была основана генерал-лейтенантом Абрамом Андреевичем Боратынским, отцом знаменитого поэта. С февраля 1799 до 1804 года А. А. Боратынский вместе с женой Александрой Федоровной жил в селе Вяжля (ныне Марьинка Кирсановского района), где у них родились Евгений (1800—1844), Софья (1801—1844) и Ираклий (1802—1859). После конфликта с братьями в 5 верстах от Вяжли он начал строительство дома — у оврага на северо-восточной окраине леса. Парадный фасад деревянного одноэтажного дома был оформлен мезонином с маленьким балкончиком над первым этажом, сплошной стеклянной стеной оранжереи и двухэтажной кирпичной башней, где располагался кабинет хозяина и отопительная установка для оранжереи. В августе 1833 года состоялся раздел имения А. А. Боратынского (узаконенный только в 1848 году), по которому хозяином Мары стал Сергей Абрамович Боратынский, который перенес дом и служебные постройки в рощу на пригорок, ближе к деревне Мары (ныне — Софьинка Умётского района). При этом архитектура и планировка дома были сохранены. В это время его женой была вдова барона А. А. Дельвига — Софья Михайловна (урожденная Салтыкова).

Главным помещением в доме являлась столовая (одна стена ее была стеклянная и выходила в зимний сад): Посредине большой овальный обеденный стол с блестящей полированной поверхностью, покрытый светло‑коричневым сукном. В углу у стены, примыкавшей к оранжерее, концертный рояль, шкафчик с нотами; напротив, у другой стены - гарнитур мебели - диван, несколько кресел и круглый полированный стол, весь гарнитур крыт зеленым сукном. Над диваном копия с картины Рафаэля «Сикстинская Мадонна». У широкого тройного окна два столика - ломберных, а немного дальше у стены чайный шкафчик. <...> На этом шкафчике стояли бюсты А. А. Дельвига и Б. А. Боратынского. Меблировку столовой дополняли трюмо черного дерева, резное со столиком, на котором стояли красивые бронзовые часы под стеклянным колпаком, дальше — книжный шкаф. По сторонам трюмо висели две миниатюры — на одной из них красавица А. Д. Абамелек, жена Ираклия Абрамовича Боратынского, на другой — он сам в парадной военной форме. В углу низенький диван, тоже крытый зеленым сукном, — этот диван поступал в распоряжение детей <…> еще один шкафчик для повседневной посуды и большая кафельная белая печь.

За столовой шла гостиная с камином, облицованным мрамором. Мебель в гостиной была скромной; у окна стояла фисгармония, изготовленная Сергеем Абрамовичем. Над камином, облицованным белым мрамором, рамещался указывавший направление ветра прибор (также сделанный Сергеем Абрамовичем), связанный с флюгером на крыше; на каминной полке размещались круглые золоченые бронзовые часы, — по преданию, подарок императрицы Александре Федоровне в день ее свадьбы с молодым гене­ралом Абрамом Боратынским. В доме также стоял рояль карельской березы, на котором, по преданию, играл Михаил Иванович Глинка. В спальне своей жены Сергей Абрамович устроил «возле ее кровати так, что она могла нажать кнопку и на окнах опускались сетки, чтобы ее не беспокоили комары, если нажать другую — опускались темные занавески».

На въезде в усадьбу стояли два столба в виде обелисков с изображением герба рода Боратынских. В западной части усадьбы была расположена Покровская церковь с семейным кладбищем. В начале 1810‑х годов церковь сгорела и к 1818 году была построена каменная Вознесенская церковь в классическом стиле. На кладбище были похоронены мать поэта Александра Федоровна Баратынская, ее родная сестра Екатерина Федоровна Черепанова, второй владелец усадьбы Сергей Абрамович с женой Софьей Михайловной и их дети: сын Михаил Сергеевич и дочери Елизавета (Дельвиг), Анастасия, Александра, мраморные надгробия которых сохранились до сих пор. Справа от входа, в углу кладбища, было выделено место для погребения иноверцев, где похоронили гувернера, итальянца Жьячинто Боргезе.

В парке на краю оврага был сооружен грот — здание, фасад которого напоминал старинный полуготический замок. Оно состояло из нескольких частей, каждая из которых имела самостоятельный выход. Центральная часть, с овальными, слегка заостренными кверху окнами с цветными стеклами, представляла собой большую квадратную залу с люстрой, — которую и называли гротом. Здесь, по воспоминаниям композитора Ю. К. Арнольда, жившего в 1839 году по соседству с Боратынскими, были поставлены два акта оперы «Анна Болейн» Г. Доницетти; партии исполняли члены семьи Боратынских. На другой стороне оврага — для симметрии — была выстроена из красного кирпича башня с воротами готического вида.

Гостями имения Боратынских были Н. И. Кривцов, Э. А. Дмитриев-Мамонов, барон А. И. Дельвиг, Н. Ф. Павлов, А. Д. Баратынская (урожденная княжна Абамелек-Лазарева), А. М. Жемчужников, В. Н. Чичерин и его брат Б. Н. Чичерин, Ц. А. Кюи и другие.

В 1820—1830 годах в Мару приезжал и подолгу жил здесь Евгений Боратынский. Уже в 1837 году и особенно в последний приезд в Мару осенью 1840 — зимой 1841 годов он с горечью отмечал, что усадьба приходит в упадок. Здесь была написана знаменитейшая элегия на русском языке, так и названная, — «Запустение».

После смерти Сергея Абрамовича Боратынского хозяйкой имения стала его жена, Софья Михайловна. После ее смерти имением управляла жившая здесь с двумя незамужними дочерями Сергея Абрамовича дочь Дельвига — Елизавета Антоновна. Она была инициатором создания в усадьбе сценическо-музыкального общества; к постановкам привлекались родственники и соседи по имению; на вечерних концертах читались стихотворения Пушкина, Боратынского, Дельвига, исполнялись романсы. По воспоминаниям Е. Н. Шаховой «все сестры Баратынские были замечательными музыкантшами, особенной одаренностью обладала Чичерина Софья Сергеевна, в молодости, посещая с мужем Италию, она выступала в Риме на любительских концертах в игре на рояле, арфе, виолончели и имела огромный успех».

Во время погромов помещичьих усадеб в 1905 году имение почти не пострадало. После революции 1917 года усадьбу национализировали. В апреле 1919 года, по сведениям журналиста Е. В. Кончина, Вяжлинским волостным советом и местным комитетом РКП ставился вопрос об увековечении памяти Е. А. Боратынского, устройстве в бывшем усадебном доме музея и сельской библиотеки-читальни имени поэта. В письме от 12 мая 1919 года Е. П. Катин писал: "В моих скитаниях по Тамбовской губернии я забрел в село Вяжлю, при коем находится имение поэта Боратынского. Оно каким-то чудом уцелело от поголовного истребления.… Были имения, в которых в буквальном смысле не осталось камня на камне.… Среди этого нашествия вандалов каким-то чудом осталось нетронутым имение Боратынских. В нем устроен агрономический пункт, и в самом доме живет агроном Александр Викторович Соколов. Все материальные ценности украдены…, но духовные сокровища целы. Полное собрание рукописей Дельвига, предсмертное письмо Рылеева, письмо Пушкина, рескрипты Анны Иоанновны — вот приблизительно, что там есть.… Не говоря уже о том, что сам дом должен быть сохранен, все, что в нем еще пока есть, необходимо сберечь самым тщательным образом… Добейтесь во чтобы то ни стало через Анатолия Владимировича <вероятно, имеется в виду Анатолий Васильевич Луначарский> принятия экстренных мер к надлежащей охране…"

В августе 1919 года здесь занимался систематизацией рукописного собрания сотрудник отдела научных библиотек Наркомпроса Кирилл Петрович Сперанский, который вывез архив в Тамбов, где на заседании Тамбовского общества изучения природы и культуры родного края сделал доклад. В 1920 году архив был перевезен в Москву, а затем часть в Петроград. В 1921 году копия картины «Сикстинская Мадонна», бюсты А. А. Дельвига и Б. А. Боратынского поступили в Кирсановский музей. Вскоре усадебный дом был передан Град-Уметскому волостному комитету; через некоторое время в здании произошел пожар. Парк был отдан в аренду крестьянскому кооперативу «Товарищество Свободы». В церкви после закрытия хранилось зерно. В начале 1940-х годов было разрушено кладбище, а в 1954 году здание церкви было разобрано на кирпич.

На протяжении ХIХ столетия имение Боратынских Мара было своеобразным культурным центром. Что-то непреодолимое тянуло сюда многих знаменитых людей того времени. Здесь читались и обсуждались стихи, велись споры философского характера, писались живописные произведения, звучала музыка, ставились оперы. Тамбовскую усадьбу Боратынских по праву можно назвать «дворянским гнездом», поскольку здесь родились, выросли и получили первоначальное образование дети самого просвещенного сословия русского государства.

На Тамбовщине имя великого поэта не забыто. До недавнего времени имение Мара представляло собой руины фундамента, вырубленный парк, полуразрушенный некрополь. Но благодаря стараниям тамбовских и мичуринских краеведов, литературоведов отремонтирована дорога, восстановлен некрополь, с 1984 года в селе Софьинка ежегодно проводят праздники - дни поэзии Е.А.Боратынского, функционирует музей Е.А. Боратынского.

 

Примечание

Фамилия поэта имеет двоякое написание. Во второй половине XIX века преобладало написание через букву "а" - Баратынский; оно возникло при жизни Евгения Абрамовича исключительно по инициативе первых его издателей и с ним поэт вошел в литературу. Однако свои письма и деловые бумаги представители древнего дворянского рода Боратынских подписывали через букву "о"- Боратынские. Об этом свидетельствуют и надписи на надгробных памятниках членов фамилии, ныне находящихся на кладбищах Петербурга, Москвы, Тамбовщины.

Copyright © Информационно-туристический портал Тамбовской области